Ветераны авианесущих крейсеров


299015, Россия,
Севастополь,
ул. Курчатова, 5-69,
(8692) 71-05-23,
support@takr.org
Воспоминания о военной службе на ПКР « ЛЕНИНГРАД»
03-06-13 Кошуляну М.В.

1967 год – август месяц прибыл на Минную стенку, где был встречен командиром БЧ-2 капитаном 2 ранга Ширниным А.Г. Первые вопросы ко мне: « Женат? Есть ли дети, квартира?».  После ответа получил указание написать рапорт о вступлении в должность командира ЗРБ-2 и рапорт о постановке на учёт для получения квартиры. Только впоследствии я понял, как эти действия командира БЧ-2 отразились на мою службу и дальнейшую жизнь.

На следующий день убыл в г.Феодосию для прохождения стажировки на крейсер «Ворошилов»  стоящий на якоре на Феодосийском  рейде. На плавсредстве бригады был доставлен на крейсер. При вступлении на палубу крейсера был встречен дежурным по кораблю старшим лейтенантом Алексеем Видченко, который спросил?: «стоял ли я ходовым вахтенным офицером на преддипломной практике и сдавал ли я на допуск?» Я ответил положительно, после чего был направлен на ходовой мостик крейсера принять ходовую вахту, принял вахту и отстоял вахтенным офицером на переход  крейсера в район Опука и обратно на Феодосийский рейд. Так началась моя флотская  служба.

В дальнейшем проходил стажировку ещё на ПКР «Москва» по окончании которой в марте 1968 года прибыл в г.Николаев в третий военный городок, где уже находился вновь сформированный экипаж ПКР «Ленинград».

В городе Николаеве в третьем военном городке запомнился первый вечерний доклад командиру дивизиона кап-л-ту  Корабейнику В.А. это случилось в первый день моего прибытия.  Командир дивизиона на повышенных  тонах стал ругать меня за низкую воинскую дисциплину личного состава ЗРБ-2 с которым я ещё даже не успел познакомиться.  После нотаций командир дивизиона улыбнулся и сказал: «командир отвечает за подчинённых даже тогда когда он их  ещё не знает и так будет всегда». Запомнился ещё один случай, когда командир корабля  капитан 2 ранга Звездовский М.Л. вызвал меня и сказал: «Михаил Васильевич я знаю из Вашего личного дела, что вы на гражданке получили бухгалтерское образование, поэтому хочу попросить Вас ехать в Николаевский морпорт, где наш личный состав работал на погрузке военной техники на  суда и добиться получения причитающийся экипажу гонорар» Я сказал «есть»и стал думать, как  решить поставленную задачу.  Вместе с лейтенантом Шипотковским  - зам. начальника РТС по политической части, поехали в морской порт. В  морском порту в беседе с главным бухгалтером нам удалось найти компромисс.  Так как морской порт не  имел право выплачивать за работу наличными,мы  договорились,что морской порт закупает инструменты для духового оркестра и через свой дом культуры моряков эти инструменты дарит экипажу ПКР «Ленинград» в качестве шефской помощи. Таким образом экипаж получил возможность в стадии становленя иметь свой духовой оркестр.

Далее  служба проходила монотонно, занятия с личным составом, работа на заводе,опять занятия и так до перехода экипажа на  плавмастерской, где стали отрабатывать с личным составом корабельную службу. На плавказарме случился такой случай: Из  Севастополя к  нам нам прибыл для прохождения  воинской службы в БЧ-2 мичман Белецеий А .А.., человек  в возрасте с опытом службы, но по специальности –трюмный машинист , командир БЧ-2  капитан 3ранга Ширнин А.Г. вызвал  меня и предложил «замечу предложил», а не не приказал принять мичмана Белецкого А.А.на должность старшины команды ЗРБ-2, я стал сопротивляться, мотивируя тем, что мичман не знает специальности, однако командир БЧ-2 в мягкой форме убедил меня принять мичмана –старшиной команды батареи. Замечу ещё раз жизненный опыт , заботу о подчинённых  и высокую порядочность командира БЧ-2 капитана3ранга  Ширнина А.Г.  Мичман Белецкий А.А. оказался  очень порядочным, добросовестным, преданным во  всех  отношениях  старшиной команды. В этой должности мичман Белецкий А.А. и  закончил службу,а я  уходя  с  крейсера на другие  должности  по  службе  до конца его  жизни  пддерживал  с  ним  дружеские, хорошее  отношения.

Служба  на  плавмастерской  прошла быстро и экипаж перешёл  непосредственно  на крейсер. Стали  обживать корабль вместе со сдаточной командой завода принимая от них оружие, механизмы ,устройства  и  оборудоване.  Условия в которых находился  экипаж можно назвать как  испытательным. Из этого периода вспоминается, указания командира корабля  капитана 1 ранга Звездовского  М..Л.,который сказал:-«принимать от завода технику , вооружение и помещения в строгом соответствии с проектной документацией  как примите ,так техника и будет  работать. С особой теплотой вспоминаю своих подчинённых старшину 1 статьи Солодовникова, старшину 2 статьи Гусарова матросов Орешина, Лукманова, которые помогали  мне в этой работе.  Все они хорошо  служили и выполняли свой воинский долг. В последующем Ж..Орешин после демобилизации вернулся на флот и до пенсии служил мичманом в одной из ракетных воинских частей флота, Лукманов ушёл в запас главным корабельным старшиной. Большая заслуга в воспитании личного состава сыграл  старшина команды мичман Белецкий А.А. Всё вооружение,технику и помещения за исключением ракетного погреба мы приняли свое.временно Акт о приёме ракетного погреба был подписан командиром дивизиона капитан-лейтенантом Корабейник В.А. , до конца мы хотели, чтобы было так как сказал командир корабля. В это-же время шла учеба, доведение механизмов и устройств до рабочего состояния. Знания вахтенных офицеров и допуск к несению ходовой вахты осуществлял лично командир корабля капитан 1 ранга Звездовский М.Л. К проходу крейсера по БДЛК в первых рядах из молодых офицеров были допущены В.Руденко , Л.Ващин и я.  Многое вспоминается из этих дней, размагничивание корабля на яме, подём флага на корабле, приём сдаточной команды на борт крейсера перед выходом из завода, проход по БДЛК, переход и прибытие в главную базу флота г. Севастополь.

 Из главной базы крейсер выходил в море неоднократно на ходовые и государственные испытания, одновременно выполнялись стрельбы из всех  видов оружия, отрабатывались курсовые задачи, после  сдачи которых  крейсер был  принят в Компанию. За время испытаний проводились ракетные стрельбы КСИ (контроль серии) во время которых в БЧ-2 установилась традиция перед стрельбой не бриться. После удачных стрельб командир БЧ-2 капитан 2 ранга Ширнин А.Г.собирал офицеров в свою каюту и устраивал маленький праздник с чаепитием. В этом периоде запомнились  два  случая:

-в районе Опука крейсер получил задачу впервые на  флоте проводить ракетную стрельбу зенитно-ракетным комплексом «Шторм» по  надводной цели. Стрелял второй ракетный комплекс, готовились как  всегда, пришли в район (группа управления командир группы капитан-лейтенант Малахов А.Т.) приняла цель от радиолокационной станции, мы отдали подготовленную ракету на пусковую установку, приблизились на расстояние стрельбы и по приказанию командира корабля произвели пуск, ракета управлялась хорошо и через несколько минут на экране оператор группы управления зафиксировал, что цель поражена.  Когда крейсер подошёл в район цели то мы увидели только носовую часть катера-цели,которая уходила под  воду. 

-второй случай который произошёл во время ракетной стрельбы –это несход ракеты с пусковой установки ЗРБ-1 (командир-батареи старший-лейтенант Володя Марченко).  Всё шло как всегда,прибытие в район ,захват цели, пуск, а  пуска нет. Сработал пиропатрон который должен включать  движок переключения питания от корабля к борту ракеты но переключение не произошло ракета с пусковой установки не сошла. После 30 минут я получил приказание от командира корабля выйти на первую пусковую установку, разружать ракету и подготовить её для спуска в ракетный погреб, что мною и было выполнено. При разборе этого случая выяснилось ,что произошёл сбой в аппаратуре пусковой автоматики.  

В 1969году  произошло много событий но мне хочется остановиться на главном.  В декабре месяце этого года  ПКР «Ленинград»  впервые вышел на боевую службу в Средиземное море. Для всего экипажа очень интересным  оказался первый  проход  проливов  Босфор и  Дарданеллы. За нашим  кораблём следили огромное количество представителей спец-служб,как Турции так и других  стран  НАТО, фотографировали крейсер со всех  ракурсов. С выходом в Средиземное море  были  встречены кораблями пятой эскадры, так началась наша первая боевая служба. Самыми яркими  моментами для экипажа были :

-поисковая операция когда  акустическими  средствами крейсера и вертолётной эскадрильи поддерживали непрерывный контакт с атомной подводной лодкой США в течение 48 часов. Такой результат был достигнут впервые в истории ВМФ  СССР. Большая заслуга в этом явилась работа наших гидроакустиков во главе со старшим лейтенантом Андреем Лаврентьевым;

-участие крейсера в манёврах  «Океан»-1970года, с выходом в Атлантический океан, а  затем с переходом на Северный флот в г. Североморск.. В Атлантическом океане пкр «Ленинград» участвовал в поисках людей и следов погибшей атомной подводной лодки К-8 . На Северном флоте экипаж получил отдых, покрасил корабль и вновь  вернулся на боевую службу в Средиземное море.

В январе 1971г. состоялся  визит крейсера в п. Александрия Арабской республике Египет, где ещё  шла война между Израилем и Египтом. Несмотря на боевую готовность,которая неслась на боевых постах, экипажу крейсера была предоставлена возможность схода на берег и даже на экскурсию в столицу Египта-Каир. В 1972г. экипаж крейсера при выполнении задач боевой  службы в Средиземном море, участие в манёврах «Юг» получил приказание ускоренно перейти в северную Атлантику для оказания помощи ,терпящей бедствие, атомной подводной лодки К-19. На переходе группа кораблей  пкр Ленинград, кру Дзержинский,бпк Отважный попала в сильный шторм, но несмотря на все неприятности связанные спогодой из состава группы кораблей, только пкр Ленинград  прибыл в район и реально оказал помощь аварйной лодке К-19 при помощи вертолётов, совместно скораблями Северного флота. Через месяц подводная лодка К-19 была отбуксирована спасателями в г. Североморск. После спасательной операции экипажу крейсера предоставили отдых в г. Североморске. Командующий Северным флотом адмирал флота Лобов своим решением выделил самолёт и доставил в Североморск из Севастополя жён офицеров и мичманов пкр Ленинград. Жён разместили в гостиницах Североморска и Мурманска на две недели за счёт Северного флота. После отдыха крейсер вернулся в Средиземное море ,где продолжил боевую службу. В 1973 году пкр Ленинград стал в текущий ремонт в Черноморском судостроительном заводе в г.Николаеве. Я уже служил помощником командира крейсера и делами БЧ-2 занимался только исходя из своей новой должности. 

В мае 1974 года после выхода из завода и отработки курсовых задач крейсер был подготовлен и вышел для выполнения новой задачи по разминированию Суэцкого залива. В составе группы: пкр Ленинград, бпк Скорый и танкер Бубнов, экипаж крейсера совершил месячный переход из Севастополя в Красное море, вокруг Африки. Самыми запоминающимися моментами на переходе была встреча с нашими рыбаками, которых только недавно в двухсот мильной экономической зоне Намибии которых были обстреляны береговой охраны. Мы обменялись с ними ремонтными материалами, а они угостили на рыбой. Затем был переход Экватора – праздник Нептуна на крейсере отпраздновали весело. Всем участникам перехода были вручены грамоты Нептуна, подписанные командиром крейсера Ю.А. Гарамовым. С прибытием в Красное море мы встали на якоре в Суэцкий залив и далее в течении 5 месяцев шла боевая работа по обеспечению траления мин вертолетами крейсера. 

Из этого периода вспоминаются тяжелые условия в которых приходилось работать. Жара, раскаленная палуба, холодильные установки не успевали охлаждать технику, в каютах и кубриках мы охлаждались мокрыми простынями..Лётный состав стал жаловаться.,что не высыпаются из за жары а по сему не могут летать, тогда командир бригады капитан1ранга Двинденко Л.Е. для их успокоения организовал  лётному составу экскурсию по кораблю и начал он эту экскурсию с носового машинно-котельного отделения,где температура достигала до +55-60 градусов по Цельсию и в таких условиях личный состав БЧ-5 несли там ходовую вахту. После посещения машинного отделения лётный состав более на плохие условия не жаловался. В этот период офицерский состав отказался от положенного им молока и передали это молоко вахте в машино-котельных отделениях. На крейсер из Каира доставляли верблюжее мясо для питания экипажа,но доставлялось оно без холодильника и зачастую достаточно испорченную, мы выгружали это мясо на юте, а ночью сбрасывали её в море акулам, поэтому вокруг крейсера всегда было много акул. В связи с этим вспоминается как в один из дней к борту крейсера приплыла большая морская черепаха, командир корабля капитан 1 ранга Гарамов Ю.А. взял автомат у вахтенного ПДСС прицелился и выстрелил в черепаху,попал и тут-же приказал мне её доставить на борт. Я не долго думая, прыгнул  с борта в воду подплыл к черепахе и начал её буксировать к трапу крейсера и когда это стал делать вспомнил об акулах. Страх стал сковывать мышцы и я и зо всех сил  стал грести к трапу, увидев моё состояние с трапа в воду прыгнул  мичман Артур Кондратюк,который помог поднять черепаху на борт. К всеобщему удовольствию всё прошло нормально. В этот же день в кают-компании на обед давали  черепаший суп. В связи с тем ,что мы выбрасывали испорченное мясо,для питания использовалась рыба ,которую мы ловили и ещё  собирали в местах подрыва вертолётами шнуровых зарядов. После выполнения задачи по разминированию Суэцкого залива пкр Ленинград в составе того-же  отряда начал  переход  в  Севастополь. На обратном пути были интересные заходы в п. Бербера Сомали; п.Порт-Луи на о. Маврикий; п.Малабо на одноимённом острове вЭкваториальной Гвинее; п. Дакар в Сенегале. Все заходы прошли очень интересно . Экипаж крейсера  везде  выглядел достойно. При заходе в Средиземное море на крейсер было получено указание  у острова Альдебаран на гидрографическом судне забрать больного в Севастополь. Крейсер подошёл в назначенную точку в дрейфе увидели  гидрографическое судно и я получив приказание командира спустил на воду  барказ (старшина барказа матрос Головин) и отошли от борта крейсера, подошли к гидрографическому судну и пока перегрузили больного, наш район накрыл сильный туман,крейсер не виден,но ожидать улучшение видимости возможности не было ,крейсер получил приказание срочно прибыть в другой район. Получив курс на крейсер у гидрографического судна мы отошли от его борта иначали движение к крейсеру. Крейсер постоянно давал туманные сигналы и мы шли на эти сигналы пока не не уткнулись в борт крейсера.

Таким образом закончился ещё  один эпизод моей флотской службы .По возвращению с разминирования  Суэцкого залива, вскоре я перешол служить в отдел устройства службы флота,но связь с экипажем пкр «Ленинград» никогда не терял.   

Developed by VEE 2013